О единой святой соборной и апостольской Церкви

РЕЗУЛЬТАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
IV встречи Смешанной богословской комиссии
православно-старокатолического диалога

АВТОРИТЕТ ЦЕРКВИ И В ЦЕРКВИ

I

1. Источником и утверждением авторитета Церкви как богочеловеческого союза являет­ся принятая от Отца власть и авторитет Гос­пода и Главы ее Иисуса Христа (ср. Мф. 28, 18; Лк. 10, 16). Эту связанную с искупи­ тельным делом власть и авторитет Господь проявил во время Своей земной жизни, а пос­ле Воскресения облек ими апостолов и через них — епископов и всю Церковь (Мф. 28, 19, 20; Ин. 20, 21).

Господь, обетовавший Церкви, что будет пребывать с нею «все дни до скончания века» (Мф. 28, 20), послал вместе с тем ей и «Дру­гого Утешителя» — «Духа истины» (Ин.14, 16, 17; 15, 26; 16, 13), чтобы пребывать в ней всегда и наставлять ее на всякую истину. Поэтому Церковь определяется как «Церковь Бога живаго, столп и утверждение Истины» (1 Тим. 3, 15).

2. Церковь осуществляет свою власть и ав­торитет именем Иисуса Христа, силою и дейст­вием живущего в ней Утешителя. Поэтому она авторитетно совершает свое дело не внеш­ним принуждением, а посредством духовных сил, которые наполняют ее во всех ее членах и которые есть «любовь, радость, мир, долго­терпение, благость, милосердие, вера, кро­тость, воздержание» (Гал. 5, 22, 23).

3. Такое осуществление авторитета Церкви приводит членов Церкви к внутренней готов­ности признать авторитетно выдвигаемую Цер­ковью Божественную истину и в послушании усвоить ее в свободе, «которую даровал нам Христос» (Гал. 5, 1). Познание истины совер­шается в Духе Святом, а истина освобож­дает нас (см. Ин. 8, 32), поскольку «где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3, 17).

II

1. Авторитет Церкви, носительницей кото­рого является вся Церковь, как тело Христо­во, исторически осуществлялся посредством ак­тов и решений, которыми Священное Писание и Священное Предание были ограждены от всякого искажения и подделок со стороны еретиков; канонические книги Священного Писания были отделены от подложных, и определен был его Канон; было сохранено, ис­толковано и далее передано живое предание веры; был сформулирован, завершен и рас­пространен Символ веры; были определены вопросы священства и управления; образован был строй богослужения и всей церковной жизни.

2. Постоянным делом Церкви является тол­кование Священного Писания. Священное Пи­сание не выше Церкви: оно возникло в ней, и как Церковь живет в свете свидетельства Бо­жественного Откровения, так и Священное Писание мыслится и толкуется в союзе с жи­вущим в Церкви Преданием и сформулирован­ными Церковью решениями относительно ве­ры. Поэтому истинным учением является только такое, которое, будучи выше пробле­матики, зависящей от времени и языкового выражения, согласно по существу со Свя­щенным Писанием и Священным Преданием. При осуществлении своего авторитета в дог­матических решениях Церковь всегда опира­ется на то и другое, то есть на Священное Писание и Священное Предание, храня сви­детельство обоих и углубляясь в их пони­мание.

3. Здесь особое значение для Церкви имеет и единодушное учение ее отцов и учителей. В их творениях сохраняется и объясняется Апостольское Предание, богодухновенным письменным памятником которого является Священное Писание. Эту согласованность от­цов Церковь принимает как авторитетное сви­детельство истины (см. Викентий Лиринский, Коммониториум 3 и 28 и все отеческое преда­ние).

III

Отдельными носителями и выразителями ав­торитета в Церкви являются:

1. Епископ, канонически в апостольском преемстве возглавляющий Поместную Цер­ковь. Место и дело епископа в области авто­ритета ясно изложил святой Игнатий Антиохийский, указывая, что повинующийся епис­копу принимает авторитет Божий, потому что авторитет Божий представляет и носит в себе епископ (Магнезийцам, 3, 1, 2; 6, 1; Траллийцам 2, 1), всегда действующий в общении с поставленными их пресвитерами: «Ибо как Господь без Отца, по Своему единению с Ним, ничего не делает ни Сам Собою, ни че­рез апостолов, так и вы ничего не делайте без епископа и пресвитеров...» (Магнезийцам, 7, 1, ср. Мф. 4, 1; Траллийцам, 3, 1; Смирнянам, 8, 1).

Властью, авторитетом и благодатью епис­копского сана епископ охраняет чистоту дог­матического учения Церкви, поддерживает ее порядок, является строителем Таинств и про­поведью ведет вверенную ему паству по спа­сительным стезям евангельской благодати. В своей Церкви епископ действует в союзе и единомыслии с пресвитерством и народом, который также идет за епископом, как за своим евангельским пастырем. Согласно свя­тому Киприану (Карфагенскому. — Ред.), Церковь — это «народ, соединенный с епи­скопом, паства, зависящая от своего пасты­ря Поэтому знай, что епископ — в Церкви, а Церковь —в епископе» (Письмо 66, 8).

2. Соборы Церкви и преимущественно Все­ленские. На Соборах каждый из епископов представляет свою Церковь силою своего епископского достоинства, а решения Собо­ров заслуживают авторитет и имеют его, по­скольку с ними согласна Церковь, которую представляют собирающиеся епископы (см Деян. гл. 15).

IV

1. Авторитет Церкви связан и с общим ве-росознанием Церкви. Это есть единодушное об­щее сознание и вера клира и народа, более широкое свидетельство всей Церковной Пол­ноты, которая участвует в ответственности за сохранение преданной истины и всегда цело­стного и неповрежденного учения. Общее со­знание Церкви составляет вместе с тем и определяющий критерий признания Вселенских Соборов как таковых, а их отцов как истин­ных толкователей веры Церкви, которую они по праву представляют.

2. Общее сознание проявляется по-разному. Выразителями же его являются исповедники и мученики веры, богословы и богословы-ми­стики, преподобные отцы, харизматики и во­обще все те, которые в Крещении и Миропо­мазании получили дары Святого Духа и рав­ным образом призваны к свидетельству Евангелия в мире, а также богослужение и другие формы церковной жизни.

3. В заключение следует подчеркнуть, что авторитет на всех ступенях и во всех формах своего осуществления предполагает дух исти­ны, любви, смиренномудрия и свободы. Толь­ко так осуществляется авторитет Церкви и авторитет в Церкви во благо ее жизни и служения в мире, поскольку Господь Церкви, Которому даны всякая власть и авторитет на Небе и на земле, осуществил эту власть среди людей «как Служащий» (см. Лк. 22, 27; Ин. 13, 14—17). Поэтому и авторитет Церкви, будучи Ей всем направлен на сози­дание тела Христова и возрастание его в любви (см. Еф. 4, 11—16), должен носить характер служения. <…>

НЕПОГРЕШИМОСТЬ ЦЕРКВИ

Истинный Бог (Ин. 3, 33; 17, 3; Рим. 3, 4; 1 Сол. 1, 9) послал Сына Своего, Который есть Истина (Ин. 14, 6), «нас ради человек и нашего ради спасения», осуществляемого в основанной Им Церкви. Таким образом Сын посылает ей от Отца Утешителя, Духа ис­тины, исходящего от Отца, чтобы Он был с нею вовек и наставлял ее на всякую истину (Ин. 14, 15—17). Поэтому Церковь причастна истине, верности и непогрешимости Божией. Святой Дух свидетельствует о Христе, значит и Церковь, получая и передавая да­лее Апостольское Предание, свидетельствует о своем Господе и Его учении, будучи про­свещаема Утешителем (Ин. 15, 26, 27), нау­чающим ее всему и напоминающим ей о всем, что сказал ей Христос (Ин. 14, 26, ср. 15, 26).

Церковь, несмотря на всю человеческую немощь своих членов, сохраняет Откровен­ную истину, вверенный ей «добрый залог» (2 Тим. 1, 14) чистым и нескверным, потому что Христос пребывает в ней до скончания века (Мф. 28, 20) так, что врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 18). Поэтому Церковь называется «домом Божиим», «столпом и ут­верждением истины» (1 Тим. 3, 15) и может верно передавать своим членам преданную ей веру и неложно свидетельствовать о ней ми­ру. Непогрешимость Церкви исходит от ее Господа и Святого Духа. Церковь — во Христе, и Он действует через нее посредст­вом посылаемого в сердца верующих Духа (см. Гал. 4, 6). Эта существенная непогреши­мость не устраняется ни грехом, ни заблуж­дением членов (см. Рим. 3, 3, 4).

Непогрешима Церковь лишь как целое, но не отдельные ее члены сами по себе, будь это епископы, патриархи или папы, и не клир только, или народ только, или отдель­ные Поместные Церкви. Поскольку Цер­ковь—это общество верующих, которые «все научены Богом» (Ин. 6, 45), то непогреши-. мость относится к целостности Церкви. Все вместе, клир и народ, составляют, как чле­ны, тело Христово и являются таким обра­зом «полнотой Наполняющего всё во всем» (Еф. 1, 23). Поэтому совокупность верую­щих, имеющих «помазание от Святого», пра­вильно знающих истину и живущих ею (см. 1 Ин. 2, 20, 27), не заблуждается, когда ис­поведует единогласно общую веру, начиная от епископов и кончая любым верующим из народа.

Поэтому высшим органом Церкви в не­погрешимом провозглашении ее веры являет­ся только Вселенский Собор. Ниже его, как уста всей Церкви, стоят как Поместные Со­боры, так и епископы, и все отдельные чле­ны Церкви, подобно тому, как в апостольский период Собор апостолов, на котором апо­столы вместе с пресвитерами и всей Поместной Церковью Иерусалима авторитетно вырази­ли волю всей Церкви, получил авторитет больший, нежели авторитет любого отдель­ного апостола (см. Деян. гл. 15). Вселенский Собор, высказываясь по наитию Святого Ду­ха, имеет свою непогрешимость в результате согласия со всей Кафолической Церковью. Без этого согласия ни одно собрание не яв­ляется Вселенским Собором.

Необходимость формулировки Церковью догматических решений существует для нее в том случае, если возникает угроза здра­вому учению или она нуждается в особом толковании и свидетельстве для отражения ересей и расколов и сохранения церковного единства. Разумеется, непогрешимость отно­сится лишь к спасающей истине веры.

Священное Писание, свидетельствующее о Воплотившемся Вечном Слове Божием, в основе одухотворено Святым Духом, Кото­рый есть Дух Христов. Поэтому водительст­во Церкви посредством Святого Духа всегда мыслится как в соответствии со Священным Писанием, так и с преданным апостольским учением и никогда не бывает безотноси­тельным к тому и другому (Ин. 16, 13). От­сюда покоящееся на них продолжение храня­щейся в Церкви веры включает пребывание в полноте этой веры, согласно свидетель­ству Церкви всех веков. <…>

СОБОРЫ ЦЕРКВИ

Церковь, как тело Христово, есть храм Святого Духа, в Котором все члены крести­лись в одно тело, и таким образом все при­общаются новой жизни и познают истину в Духе Святом.

Древняя церковная епископская и соборная система составляет выражение жизни Церкви как общества всех членов в единстве тела Христова. Посему епископы, которые, как представители Главы Церкви, то есть Христа, возглавляют соборное и евхаристическое со­брание, связаны со всем народом Божиим как члены одного тела (см. Игнатий Богоносец. Смирнянам, 8, 2).

В разнообразии новой жизни во Христе посредством Духа Святого (1 Кор. 12, 1—31) проявляется соборный характер как основание церковного порядка. Поэтому Церковь, как Богом призванный, Христом искупленный и Святым Духом просвещенный народ, может именоваться великим Собором, в котором отображается единство в Троице Бога — От­ца, Сына и Святого Духа.

Этот основной характер Церкви приобрета­ет отчетливую форму особенно во время пред­ставительных совещаний епископов Поместных Церквей на их Соборах при обсуждении и принятии решений по вопросам веры и поряд­ка, решений, подлежащих в конце концов при­нятию или отклонению со стороны всей Церкви.

Эта соборная жизнь Церкви получает выс­шее выражение на Вселенском Соборе, кото­рый созывается для того, чтобы через епис­копов, как представителей общества всех По­местных Церквей, принять обязательные ре­шения по вопросам веры и церковного поряд­ка, касающимся всей Церкви. Вселенские Соборы служат высшим органом Церкви для отметания ересей, формулировки догматиче­ского учения, образования и укрепления цер­ковного жительства и сохранения опирающе­гося на правую веру церковного единства.

Вселенскими, как таковыми, признаются семь Соборов: Никейский 325 года, Констан­тинопольский 381 года, Ефесский 431 года, Халкидонский 451 года, Константинопольские 553 и 680 годов и Никейский 787 года. На них были изложены общая вера и сознание Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви и проявилось единство Поместных Церквей в одном Святом теле Христовом. Поэтому Вселенские Соборы не выше Церкви как целого, а в ней. Таким образом вселенскость какого-либо Собора и принятие его решений не обуславливается только самим его созывом. Вернее всего, Вселенским он стано­вится по последующему свободному его при­знанию Полнотой Церкви.

Своим участием во всей жизни Церкви ее члены — клирики и миряне осуществляют свое единство в теле Христовом. В этом единстве и целостности выражается непогрешимость Церкви. В соответствии с этим Вселенские Соборы могут признавать и решения Помест­ных Соборов, как принятые по наитию Свято­го Духа. Впрочем, и Поместные Соборы под­готавливали по содержанию решения Вселен­ских Соборов и способствовали принятию этих соборных решений.

Соборные решения разделяются на опреде­ления веры и правила. Из них определения, касающиеся догмы, опирающейся на Открове­ние, получили абсолютный авторитет и посто­янный обязательный характер для всей Церк­ви. Следовательно, они не подлежат измене­нию или упразднению, то есть тому, что из­менило бы их содержание. Тем не менее, однако, Церковь может осуществлять их гер­меневтическое раскрытие посредством совре­менной фразеологии, согласно возникающим всякий раз обстоятельствам и нуждам для уразумения и свидетельства веры. Правила как Вселенских, так и Поместных Соборов, если они не касаются вопросов веры, в прин­ципе подлежат замене или дополнению по­средством новых правил соответствующих позднейших Соборов.

Вообще Церкви, Православная и Старока­толическая, считают, что их Соборы имеют право издавать, в случае необходимости, пра­вила и применять их в своих пределах. <…>

НЕОБХОДИМОСТЬ АПОСТОЛЬСКОГО ПРЕЕМСТВА

1. Под апостольским преемством здесь по­нимается как передача путем канонического возложения рук благодати священства, так и продолжение и сохранение в чистоте передан­ных апостолами учения и веры. В непрерыв­ном от апостолов преемстве епископов пер­вое составляет основу, а второе — существен­ный признак апостольского преемства. Откло­нение от апостольского учения разрушает, а антиканоническое неполномочными лицами ру­коположение разрывает апостольскую преем­ственность.

Ясно, что апостольское преемство в более широком смысле является чем-то существен­ным для жизни Церкви и необходимым для продолжения ею искупительного дела Господа благодаря надежной передаче освящающей и спасающей благодати. Как Иисус Христос был послан Отцом, так и Он послал апостолов, собирая через них народ Божий, созидая и возращая Свою Церковь.

2. Апостолы, как свидетели-очевидцы Вос­кресшего Христа и делатели основанной Церк­ви, конечно, не имеют и не могут иметь пре­емников. Однако они имеют преемников во всем апостольском деле собирать всякий раз и устроять Церковь посредством проповеди слова Божия, и руководящего положения, и деятельности в богослужебной жизни и совер­шении Таинств, особенно Божественной Евха­ристии.

Новый Завет, хотя и говорит о многих да­рованиях и служениях у верующих, не остав­ляет сомнения в отношений уникальности, не­повторимости и основного значения апостоль­ского звания и дела (см. Деян. 1, 21, 22; 1 Кор. 12, 28; Еф. 2, 20; Откр. 21, 14).

3. Церковь получает свою жизнь от Христа, присутствующего в ней и действующего через Духа Святого, Христос есть Господь Церкви, беседующий с ней, любящий ее и слышимый ею. Этот союз Христа и Церкви понимается не как нечто отвлеченное, а как конкретная дей­ствительность и опыт через лиц, призванных Христом. Как это осуществлялось в эпоху апостолов, так должно осуществляться и в наше время, и во все времена, поскольку структура Церкви по существу не отличается от той, которую дал ей Христос.

Церковь как общество верующих, не могу­щее существовать без этой структуры, должна также пребывать в непрерывном временном соприкосновении со своим началом и с Цер­ковью предшествующих и грядущих поколе­ние. Поэтому призвание носителей священства в апостольском преемстве не есть нечто новое, безотносительное к началу Церкви, но повто­рение и дальнейшая передача того, что было в Церкви с самого начала. Возложение рук с молитвой в общении со всей Церковью явля­ется этим единственным указываемым в Писа­нии и Предании таинственным средством пе­редачи благодати священства. <…>

Необходимость соблюдения неразрывного апостольского преемства и как продолже­ния апостольского учения, и как передачи священства, и благодати, и миссии канониче­ским возложением рук составляет общее уче­ние отцов Церкви.

4. Православная Восточная Церковь осо­бенно подчеркивает необходимость и в древ­ности, и ныне апостольского преемства в вы­шеупомянутом смысле, ставя вопрос об этом в основу всякого стремления к восстановлению христианского единства. Мнения в отношении этой необходимости твердо придерживается и Старокатолическая Церковь.

Вышеизложенное <…> составляет <…> уче­ние и Православной, и Старокатолической Церквей.

Москва, 20 сентября 1981 года.

Журнал Московской Патриархии №4, 1982, с. 46-49.

0 коментарі: